Микрокосмос в руках гитариста

Эльвира Паламарчук
Лектор – музыковед Одесской Областной филармонии

«Гений жил среди нас!»

Именно так воскликнули многие музыканты, коллеги и просто благодарные слушатели только тогда, когда этого великого человека не стало. Но такой удел нередко выпадает на долю только самых талантливых и одаренных творцов, каким, без сомнения, и был Анатолий Шевченко. Это человек, который рождал и творил искусство. К чему бы ни прикоснулась рука мастера, то становилось значимым и ценным, духовным и одухотворенным самим высшим смыслом искусства, а особенно величием музыки.
Вспоминая о достижениях Анатолия Шевченко, о различных гранях его творческой личности, невозможно избежать параллелей как минимум с тремя великими гениями, которые появлялись в разные исторические периоды, поднимая свою родную культуру в европейских странах, а именно, Италии, Германии и Испании. И при этом они оставили неизгладимый след в мировой истории, сохранив свои шедевры для потомков. Это великие имена Леонардо да Винчи, Иоганна Себастьяна Баха и Федерико Гарсиа Лорки.
Несомненно, эти гении, и аналогии с ними в нашем повествовании возникли не случайно. Так же как творец эпохи Высокого Возрождения Леонардо да Винчи, так же как и ярчайший представитель, так называемого «поколения 27 года» Федерико Гарсиа Лорка, так и Анатолий Шевченко обладал талантами и характеристиками «универсального человека». Он был не только музыкантом, но он был и поэтом, и художником. Анатолий Шевченко поражал своим пытливым умом исследователя, шаг за шагом открывая новые страницы в современном украинском музыкознании, он посвящал себя музыке и культуре Античности, тщательно изучая, расшифровывал и записывал мелодии Древней Эллады. Разбирался в сложнейшем и новом для советского и постсоветского пространства искусстве фламенко. И это только некоторые аспекты его научного мировоззрения.
Отдельно в творческой жизни А. Шевченко возвышается фигура Иоганна Себастьяна Баха. До сего дня оставаясь непревзойденным мастером полифонии и контрапункта, Бах для многих музыкантов нередко, во все времена, становился главной опорой в изучении этих сложнейших музыкальных явлений. Но для А. Шевченко Бах навсегда остался не просто любимым композитором, но единственно авторитетным «учителем композиции», у которого действительно было чему научиться.
Такая аллюзия в историческое прошлое связывает и лишь немного напоминает о жизни трех великих творческих людей. Но главное, имеет цель показать величие еще одного человека, Творца, который жил среди нас, и который оставил не менее богатое культурное наследие. И нам еще предстоит его исследовать, разбирать, и, почерпывая все лучшее и новое, декларировать, что Анатолий Шевченко был истинным подвижником не только гитарной музыки, но и искусства XX и XXI века.

Известно, что яснее всего личность Художника раскрывается сквозь призму субъективного восприятия. И тем ценнее становятся суждения, впечатления и наблюдения современников, которые и формируют целостность образа великого человека. Хочется и мне, коллеге Анатолия Шевченко по филармонической работе, поделиться с вами, дорогие читатели, своим взглядом на Гитариста, который в руках держал микрокосмос. Быть может, не столь глубоки мои знания о его жизни и его мировоззрении, но, несомненно, искренни побуждения написать об этом замечательном человеке. В этой работе не будет музыковедческих разборов и анализов, а лишь несколько штрихов к творческому портрету выдающегося музыканта.
Мне довелось знать Маэстро всего три года. Когда я пришла работать в Одесскую филармонию, Анатолий Шевченко более двадцати пяти лет являлся ведущим солистом-инструменталистом нашего храма искусства. И для меня, молодой, вчера еще студентки, только окончившей консерваторию, такой исполнительский «стаж» a priori определял солидность, значимость и мастерство музыканта. Но тем большее удивление я почувствовала уже при первом опыте в качестве слушателя. Восхищению не было предела, когда Анатолий Шевченко взял в руки гитару. Как сегодня помню те произведения, с которыми он вышел на сцену, преображаясь в каждом сочинении в новый образ. Он становился юным мечтателем, «воспевающим» (а его гитара поистине умела петь) серенаду с гитарой у балкона возлюбленной дамы, исполняя, одно из многочисленных своих композиторских достижений, произведение «Вечір на дворі» из «Украинской сюиты». Или заслушиваясь его «Карпатской рапсодией «Вітер з полонини», становилось возможным почувствовать то самое дуновение карпатского ветра, будто в момент исполнения мы все находились не в концертном зале, а, забравшись на вершину Говерлы, наслаждались красотой горных долин между склонами, и горным воздухом таким зябким, но приятным и освежающим.
Но еще более ярким стало впечатление после того как Анатолий Шевченко сыграл фламенко. Это было сочинение «Тьентос и тангос», что-то новое и для многих необычное. Его стиль и исполнительская манера выходили за пределы, каких бы то ни было, школ и рамок. Причем он играл всегда свое авторское фламенко, технике импровизации и исполнения которого позавидовали бы лучшие виртуозы этого жанра, которых можно встретить лишь на родине, в Андалузии, откуда это синтетическое искусство и разлетелось по всему миру.
Одной из ярчайших отличительных особенностей стиля А.Шевченко было умение с необыкновенным мастерством не только свободно импровизировать, но и вплетать мелодику украинской, да и вообще славянской, народной песни в стиль испанского фламенко (например, финал «вердиалес» с украинской народной песней «Розпрягайте хлопці коні» в Концерте фламенко для гитары с оркестром).
Но, несмотря на огромное количество концептуальных программ, обсуждение которых займет несколько исследовательских трудов, множество серьезных произведений, таких как цикл для гитары «Фонтаны Бахчисарайского дворца», астрономическая сюита «De natura solaris», «Прелюдия, фуга и аллегро на тему BACH» и пьесы «Страсти по Себастьяну», «Ниагарские водопады» и «Еврейская рапсодия», «Ричеркар» для скрипки и виолончели, и многие другие, Анатолию Шевченко не чуждо было и пошутить. Именно как шутка появилось любимое многими сочинение. И был это «Перуанский народный танец». Слушая эту миниатюру, весь зал успевал погрузиться в экстатический, возможно даже ритуальный танец, в котором разрывались всяческие географические границы, и слушатели окунались в неизведанную культуру, в атмосферу для нас экзотическую.
И даже внешне, только визуально, исполнение Анатолия Шевченко дышало музыкой. В каждом прикосновении, звучала сама жизнь, она искрилась и переливалась всеми возможными красками, всеми оттенками и эмоциями. Меня восхитили эти удивительные движения рук, будто музыкант не просто играл, но гладил и с необыкновенной нежностью обнимал свой инструмент. А руки будто парили где-то вне реальности, и музыка появлялась из космоса, как его важная микрочастица. Казалось, что в момент исполнения на сцене остается только внешняя оболочка человека, время останавливается, а сам Гитарист при этом превращается в «мировой дух», и путешествует где-то вне времени, по просторам Галактики. Поэтому-то и категория времени для него была достаточно условной. Анатолий Шевченко всегда придерживался точки зрения, и развивал ее, что искусство, а особенно музыка, стоят над временем. И то, что зачастую разделяется на эпохи и размежевывается столетиями, для А. Шевченко было целостным, упорядоченным и плавно перетекающим и дополняющим одно другое.
Ощущение бесконечности музыкального бытия в момент звучания, главным образом определялось, и было связано только с богатством внутреннего мира Анатолия Шевченко, с его неуёмной энергетикой, которую он щедро расточал на окружающих, поднимая каждого из нас на новую ступень, на новую высоту в понимании и восприятии музыки как искусства. Он не мог допустить, чтобы музыка существовала лишь как простое развлечение. Он воспитывал своих слушателей, приобщая их к Высшему Знанию.
Поразительным для меня открытием было узнать, что талант Анатолия Шевченко был всеобъемлющего характера. Универсальное дарование позволило мастеру проявить себя всесторонне не только в особо родной стихии, а именно в сфере музыки, показав себя неповторимым гитаристом-интерпретатором, самобытным композитором, а самое важное, устоявшимся, концептуально-мыслящим музыковедом-теоретиком. Но только самые близкие и приближенные люди могли также окунуться в безграничный образный, и в то же время философский, мир его поэтических стихотворений и эссе. Могли увидеть графическое творчество, его картины, многие из которых были связаны с направлением сюрреализма. Но образы в его живописи, несомненно, были навеяны самой жизнью, окружающей природой, а особенно, культурой полюбившейся страны Испании, где гитара всегда была такой же важной и незаменимой как вода и воздух.
Многие из этих сведений стали известны слишком поздно. Тогда когда уже нет возможности поговорить об этом с самим Анатолием Шевченко. Чтобы он смог рассказать о своих взглядах на искусство, о новых идеях, которые всегда роились в его сознании, и которые он обязательно воплощал в своих концертных программах.
Лишь хочется добавить еще несколько слов об этой личности. Впервые увидев А. Шевченко, бросилась в глаза необыкновенная скромность человека, который на самом деле таил в себе целый мир. Он всегда оставался в стороне от шумной толпы, но никогда из рук своих не выпускал гитару, как бы образуя с ней единый, целостный образ. На его устах всегда искрилась улыбка, которая своей блаженной добротой и легкостью пленяла и возвышала всех вместе и каждого в отдельности. Будто эта улыбка и была ключом к пониманию его принадлежности к иному, высшему миру гармонии и благодати.

«Музыка похожа на океан, а музыкальные инструменты подобны островам, разбросанным в этом океане. Мой остров – гитара». Этими знаменитыми словами Андреса Сеговии, нередко предваряла я выступления Анатолия Шевченко на разных концертных площадках. Становясь своего рода эпиграфом, это высказывание лишь в некоторой мере могло отразить позицию музыканта. Ведь гитара для Анатолия Шевченко была не просто островом, но много более, – огромной Вселенной, его неизведанным микрокосмосом.
Мы все, кто знал Маэстро лично, смело и без колебаний можем сказать, что это гордость и радость понимать и осознавать, что был современником этой необъятной Планеты, этого Музыканта с большой буквы, имя которому – Анатолий Шевченко.

Эльвира Паламарчук
Лектор – музыковед Одесской Областной филармонии

июнь 2012г